История нашей семьи от бабушки Софьи

Поездка в Волжский оказалась экспедицией в прошлое нашей семьи. Наша бабушка Софья, папина мама, просто кладезь информации. Главное - задать ей нужное направление разговора, а потом вовремя остановить, а то так и будешь слушать сутками напролет, как сказки Шахерезады.

Рассказывает она изумительно. Подробно, образно, забавно. Я пыталась за ней записывать, но это не передает ее интонации, особый украинско-волжский говор, который я так люблю.


Родители бабушки Софьи

Родители и дед моего папы, сам папа
а значит мои прабабушка и прадедушка родили пятерых детей. Прадеда звали Илья Николаевич Бессмертный, а прабабушку звали Марфа Романовна Недолуга. Прадед освоил множество профессий за свою жизнь, был и портным, и садовником до революции. А брат прадеда - Яков был художником и побывал в плену. Только не знаю у кого, бабушка путается в показаниях.

Дети их звались:

сестры бабушки Шура и Маруся
 Александра (в семье Шура), Софья, Маруся, Владимир и Михаил. Правда бабулю сначала назвали Галей, но когда прадед пошел ее записывать в свидетельство о рождении, то передумал. Все, кто там записывали тогда девочек, называли их Софьями в честь физика Петровской Софьи. Не смогла найти такую в Википедии. Так, прадед пришел домой, а Галя вдруг стала Софьей. Так тому и быть.

Как бабушку чуть не отдали

  Дело было так. Родилась она в двойне. Сестренка ее была толстушка и здоровушка, а бабушка была хиленькая и все время хныкала. Так уж ее мама устала от непрестанного плача, что руки опускались. А тут соседка пришла. У соседки недавно дочка померла. Пришла эта соседка и говорит Марфе Романовне по-украински: "Отдай ты мне хоть эту поганэньку". Та и рада вроде отдать. А поганенька девочка может мерзла все время, ее как завернули в пеленки покрепче, чтобы отдать, она и замолчала. А Прадед Илья шил в соседней комнате. Не услышал он привычного плача, вышел посмотреть чего случилось. И на баб накричал: "Это мои дети, а не котята, чтоб их раздавать! Не отдам свою доченьку!". И не отдал. И по словам бабушки больше всех ее любил и жалел. А сестренка ее, толстушка и здоровушка Надя, померла через месяц.

Прародители бабушки Софьи

папин (Софьи папы) папа звался Николай Платонович Бессмертный, а папину маму звали Арина. Мамину маму звали Анна Даниловна недолуга, а маминого папу (папу Марфы) звали Роман Яковлевич.

Бабушкин брат служил на подлодке
Этот Роман Яковлевич совершил в свое время кругосветное путешествие. Служил он на корабле коком. Бабушка даже про него в книжке читала, только фамилию капитана не запомнила. Знает только, что капитана хотели утопить на экваторе за плохое питание. Матросы прознали, что в мясе черви завелись и взбунтовались. Но, видать, доплыли обратно, раз путешествие кругосветное.   После путешествия Роман Яковлевич служил почтальоном. Ходил пешком от Хабаровска до Владивостока, разносил почту. А еще по словам бабушки он прослужил в армии 18 лет (и когда только успел!), а когда вернулся, то женился на Анне Даниловне, которая приходилась ему двоюродной сестрой.

Родители ее умерли, она сиротой осталась, воспитывалась она у двоюродных братьев в доме, была у них прислугой, а когда один то брат из армии вернулся -Роман, его даже не узнали - за 18 лет-то совсем изменился, да и она похорошела. Вот и женился Роман Яковлевич путешественник на Анне Данилове. Ей даже фамилию менять не пришлось - Недолуга и Недолуга.

23 августа 1941 года под Волгоградом бомбили

С этого-то и начался наш с бабулей разговор. Она стала рассказывать почему она оглохла на одно ухо. Во время той бомбежки она и оглохла. 

Синеоково

Жили они в то время в селе Синеоково, куда их переселили из села Старый Рогачик Волгоградской области. В то время, наверное, Сталинградской области. Семейство их ездило между Украиной и Россией несколько раз. Спасалось от голода. То голод на Украине, то Поволжский голод. Часто голодали в то время.

А из Старого Рогачика вывезли их в чисто поле, в степь, и сказали, тут жить будете. Село назвали по старому украинскому названию Синеоково. Бабушка помнит, как глину месили, как укладывали ее в ящики и делали "салан" - кирпич, а потом из этого кирпича хаты делали. Сначала всего семь хат было на хуторе. Потом стал большой поселок и назвался Фрунзенским.

Бомбежка

В госпитале, бабуле 19 лет

Началась бомбежка, сначала пролетела рама, такой самолет-разведчик, потом уж бомбардировщики полетели следом. Бабулино семейство вместе с другими жителями нагрузили еще перегоном колхозных коров. Было всего несколько лошадей и быков для перевозки телег. Ехали на телегах по очереди и гнали коров. Уходили от немцев.

Бабуля говорит, на последнем пароме переправились через Волгу. Уже на горе танки немецкие ехали, а они еще тут, на этом берегу были. Когда уж стал паром отправляться, то опять бомбить начали. Бомбы падают в воду - то с одной стороны, то с другой, а они все целы. Потом уж паромщик говорит - это, наверное, ангел маленький ваш Мишенька, бабушкин брат, которому тогда 2 года было, хранит нас. Просил их отдать ему Мишеньку этого, а они не отдали.

После парома погнали скотину и людей дальше и дальше, но их опять стали бомбить. "К земле пригибает, вой какой" - бабуля говорит. Погибли 18 человек, все, кто ехал на лошадях. Убило и отца бабушкиного, Илью Николаевича. Лицо отрезало. Сестру бабушкину Марусю сильно ранило поперек спины, где лопатки, до сих пор шрам. У бабули по ногам картечью пролетело.

Бегут они с Марусей, прятаться куда ищут. Видят, воронка от снаряда - запрыгнули туда, да и выскочили. Жаркие осколки и земля от взрыва, ошпарились, бегут дальше, как зайцы.

бабуля с мишей и томой
После бомбежки сестра Шура повезла раненную Марусю в госпиталь. Оттуда тоже они вовремя уехали потом, говорят так его бомбили, что кровь по ступеням стекала. А остальной беглый люд со скотиной стали прятаться в ковыле. Лошадей всех побило, председатель с сотоварищами сказал, что пойдет за лошадьми и приказал всем ждать. Так и ждали они дня три, пока бабы не сходили до колхоза и не выяснили, что председатель их предал, никого никуда не записал и сбежал. Пошли они дальше, нашли колодец, напоили скотину, чуть не погибли, так коровушки рванули попить. Нигде этих коров брать не хотят, а немцу оставить нельзя. Сами голодали, а скотину гнали. Потом уж как-то избавились от них.

Когда в марте вернулись в свое село, то выяснилось, что их хату "растянули". Разобрали все, кому что надо, потому как слух прошел, что все Бессмертные погибли. Пришлось покупать другую хату у вдовы за две тысячи. Бабуля уехала в Волгоград и училась для фронта на медсестру. Повезло, говорит, война кончилась 2 мая, а экзамены назначили только на 15, на саму войну попасть не пришлось. 

Госпиталь

 Но в госпитале они, начинающие медсестры, работали. Там бабушка и познакомилась со своим будущим мужем Василием. Было ей по ту пору 19 лет. Василий был капитаном, потом дорос до майора, а потом уж и подполговника дали. Лежал он в инфекционном отделении с брюшным тифом. Только ее увидел, как сразу понял, что это его будущая жена.  А бабуля любит рассказывать, как она будучи девкой, на святки гадала с девчонками ночью на суженого, во сне увидела деда. Но вспомнила об этом только года через два после свадьбы, когда увидела его фотографию в клетчатой рубашке, которую и вспомнила.

забыла одеть ему ботиночки
В госпитале все знали, что Вязгин влюбился в медсестру Софочку. У него на температурном листке, прикрепленном к кровати, было написано бабулиным почерком (потом уж выяснилось, что у них почерки похожи, как две капли): " Всю жизнь мечтал попасть в больницу, найти себе сестрицу и увезти с собой". Так он и увез ее к себе в Мордовскую область село Ташкано, а потом уж они переехали в Ужовку, где и родился папа.

Ревность 


Дедушка Василий был страшно ревнивый. Оно и понятно - бабуля была писаной красавицей. Статная, стройная, где бы ни появилась она, везде привлекала к себе внимание. Она же была скромницей по натуре, всего боялась и стеснялась.

В кино они ходили так: садились рядом, свет выключался, бабуля смотрела кино, а дед смотрел на нее, чтобы она взгляда от экрана не отводила, смотрела только прямо и ни с кем не переглядывалась.

На танцах сам он не танцевал, а ей запрещал. И все в таком духе.

 Самая красивая


Когда мама деда, свекровь бабулина, должна была приехать знакомиться с невесткой, сам он был занят, да и бабуля Соня была на работе. В магазине рядом с домом.

Вот свекровь собирается ехать и спрашивает сына, как мол узнать невестку в магазине, там полно продавцов. А он и говорит - Как увидишь самую красивую - так и знай, это она, моя жена. Так и вышло. Бабуле очень нравится этот случай вспоминать, я его слышала раз двести. Но и правда, хорошая история. 

Повтор судьбы

Бабушкина судьба похожа на судьбу ее матери. Как мать ее осталась с пятью детьми на руках, а мужа ее убили во время бомбардировки. Так и Софья осталась с тремя детьми в тридцать три года вдовой. Дед Василий умер в 37 лет. От чего умер он - уж не помню, но бабушка так и не вышла больше замуж.
бабушка с дедом на отдыхе

Еще

Знаю еще, что жили они вчетвером бабуля и трое детей на "Стройплощадке" в Горьком, ныне город Нижний Новгород метро Пролетарская. Даже дом знаю какой. И магазин № 6, где бабуля долго работала продавцом. Переехав в Волжский тоже устроилась в магазин, тоже № 6.

Еще в Горьком через день ездили к родне в Гнилицы, где гуляли на свежем воздухе, кушали там же на пикнике, много фотографировались. Фотографией увлекалась и бабуля - она была выдумщица, и мой папа.

Что у папы были такие длинные ресницы, что когда прописали ему очки, то бабуле пришлось подстричь ему ресницы, чтобы очки одеть. Но они потом снова отросли, так что очки он носил только в школе.

Конечно, это не вся история. Но это уже продолжение наших семейных легенд, о которых я когда-нибудь расскажу моему сыну.  

2 комментария:

  1. Анонимный11 мая 2012 г., 22:32

    Семейные придания :) Может в честь революционерки назвали? Перовская, Софья Львовна

    ОтветитьУдалить
  2. Революционерка эта прославилась в 1870 году, а бабушка то с 1925, так что за полвека вряд ли сохранила бы свою популярность.

    ОтветитьУдалить